Лиз, такая Лиз (часть 1)

Если бы некое наивное создание имея неосторожность призналось бы, что с ним никогда не случаются истерики, у него нет неврозов и психозов, и вообще он «нормальный», психически здоровый человек, маленькая Лиз смеясь ему в лицо заявила бы, что он всего лишь серая посредственность, очередной заурядный человечек, коих нынче хоть пруд пруди. Возможно она была бы права! Впрочем, Лиз никогда не претендовала на особую правоту, разве что на оригинальность. Эта маленькая хрупкая девушка, с глазами бессовестного цвета была не по годам умна (считала ее профессор по философии) ,изобретательная на приключения, сообразительная, тактичная, с искрящимся чувством юмора, неприлично привлекательная, независимая и в меру циничная особа. Никто точно не знал сколько ей лет – она всем говорила, что ей всегда 13, хотя в свои 13 уже Лиз успела получить степень магистра философских наук. Надо признаться, что Лиз и правда в душе было 13 лет, она была до безобразия наивна, впрочем, только потому, что верила в честность и доброту человеческой души и привыкла доверять людям. А люди ей твердили, что она не такая как все. Эти слова ласкали ее слух и одновременно терзали душу. Она так хотела, чтобы у нее было все как у всех, но чтоб при этом не так как они. Лиз забавляла эта забава – хотеть невозможного. Сколько она себя помнит, она балуется невероятными забавами в никчемных попытках осуществить неосуществимое.
*****
_ Посмотри на себя, жалкое, меркантильное создание. Ты такая же обыкновенная шлюха, только стоишь дороже. Что ты тут делаешь? Кого ты здесь потеряла? Неужели о таком светлом будещем ты мечтала для себя ? И для этого непремнно надо было получить философское образование ? Ты обыкнвенная шлюшка! Да! Пусть тебе неприятно слышать такое, но ты же всегда предпочитала горкую правду, чем сладкую ложь ? Правда в том, что ты шлюха. Я ненавижу тебя, ты мне совершенно чужой человек.
Такой панический монолог Лиз вела сама с собой, в комнате гостиничного номера, где проводила время в компании мужчины, который даже не признавался ей в любви. Утешали лишь одно – мужчина был действительно великолепным любовником, что компенисировало некоторые его недостатки, с учетом того, что Лиз таки не нашла у него недостатков, хотя исказала очень долго и скурпулезно. Лиз не могла поверить в ту неожиданную реальность, которую она сама создала для себя. Она глядела на белый натяжной потолок, на котором горели многочисленные маленькие лампочки, заливая комнату ярко желтым светом. От такого яркого света у Лиз стали болеть глаза, и она поспешила себя утешить, продолжая свой панический моголог, пока мужчина задерживался в ванной.
_ Ты бы молчала в тряпочку со своим то синдромом гиперактивной сексуальности. Не ты ли пересмотрела все фильмы про нимфоманок, перечитала всю возможную и невозможную литературу о нимфомании, подозревая себя же любимую в нимфомании ? И потом согласись, что из всех твоих любовников он пока самый лучший. Ничем тебя не обижает, исполняет все твои капризы, внимателен, обходителен, нежен с тобой, и не забывает время от времени спросить «Чего бы тебе хотелось прямо сейчас?». Вспомни, как с тобой поступил последний мужчина, который тебе клялся в любви. Правильно! Через две недели его девушка позвонила тебе и вежливо попросила оставить ее парня в покое, осведомив, что они встречаются уже 3 года и собираются пожениться. Печальный получился тогда каламбур, согласна. А сколько было таких каламбуров ?
Вскоре Лиз успокоилась. Она была мастером убеждений и самотрансформации сознания, что не мешало ей использовать свои же навыки себе на пользу, или во вред. Такие вопросы, как правило, решала жизнь и показывало время. Лиз старалсь не утруждать себя гаданием будещего, ей больше нравилось жить настоящим моментом. Это не так – то просто, но она считала, что справляется неплохо.
*****
Как и все люди когда – то Лиз тоже была маленькой, правда ей все чаще казалось, что это была не она. Не она доводила мать до инфаркта своими дурными выходками, не она наглоталалась неизвестных,зато вкусных таблеток в 4 годика, от чего проспала 36 часов, не она бороздила кориодоры детского садика в одних трусах, держась за руки со своим первым кавалером. Все эти воспоминания были похожи на светло- серые хлопья тумана, что перманентно растворялись в безпамятстве. Трудно было поверить, что когда – то маленькая Лиз была счастливым, беззаботным человечком, потому что еще не успела попробовать омерзительно горький вкус несчастья, взрослых забот, любовных расставаний, повседневных мелких проблем, и прочие другие превратности человеческой судьбы. «Тогда и там было счастье», — любила повторять Лиз, но всем своим существом она хотела верить, что счастье ждет ее ГДЕ _ ТО тамв будущем, она непременно его найдет, вот увидите!
Детство – это такая пора, похожая на древнегреческие мифы о некоем золотом веке, который описывал Платон. Но то было давно.
Как и почему развелись родители Лиз тогда не понимала. В ее памяти навечо запечатлилась картина как морозным серым днем мама собрала все вещи, обняла ее и сестру и они поехали на вокзал. Отец не провожать семью, их провожал дядя Виталий – золотой души человек, как потом мама рассказывала. Они долго ехали на поезде и наконец приехали в холодный, чужой, посторонний город. Немая сцена: обросший беспощадным льдом мост, весь белый – белый, излучал бездушием и жестокостью, и тогда маленьнькая Лиз впервые почувствовала, что ей по – настоящему страшно. Лиз стояли с сестрой в окружении многочисленных чемоданов, и ждала маму. Она смотрела на это ледяное зло и ждала из нещадного морозного плена маму. Она пришла!
Когда Лиз была маленькой, бабушка и дедушка ее не очень любили мягко говорю. Все потому что она была очень похожа на отца, и своим видом и присутствием напоминала им об этом подлеце. Дед ее часто бил и выгонял из дома, где она сидела на крыльце и ждала пока мама вернется с работы, чтоб вместе с ней зайти в дом.
Потом Лиз пошла в школу. Там Лиз впервые поняла, что бы она ни делала, даже если она вообще не делала и сидела тихо, то все равно находилась в центре внимания всех. Самое элементарное – ее новый жакет или пальто как правило становились предметом дискуссий не только для одноклассников и одноклассниц, но порой и учительского коллектива. Не спрашивайте, никто не знаем почему. В школое Лиз всегда была бунтаркой, как правило все побеги с уроков организовывала она, хотя училась Лиз хорошо, по крайней мере 3 в четверги у нее никогда не было.
Стоит ли говорить, о многочисленной армии поклонников и кавалеров, которые дергали за косички, бегали за ней, звонили, недоедали, ухаживали (им так казалось). Никто из них ее не интересовал. Время шло, не щадя на своем пути ничего. Вскоре Лиз закончила школу и как полагается поступила в вуз. Лиз поступила на философский, ведь она же особенная.

Реклама

1 ответ на “Лиз, такая Лиз (часть 1)

  1. Много вопросов нас тревожат,очень много.Но это я считаю нормально,на одни вопросы у нас есть ответ,на другие нет или пока нет.То,что каждый из нас появился в этом мире-это не случайность,а закономерность.И то,что иногда в тишине мы о многом думаем и разговариваем вслух с собой,лично я считаю,что это нормально,когда хочешь выговариваться сам с собой,рассказать какая ты,чего хочешь,что мучит тебя.Иногда кажется ,что в комнате не хватает пятого угла,потому что в каждом из четырех ты уже была говорила и плакала о себе,о своих обидах и обидчиках,о том,что тебе плохо и жалеть себя можешь только ты.Мысли,мысли,мысли,если бы их не было в нашей голове,как бы мы жили,о чем мечтали и думали.Надо—это как,как все,наверное,но мы как все появились на свет одинаково,росли,вырастали и вот теперь,я думаю,это нормальное желание быть самой собой .А это значит,чисто внеше мы разные,характеры тоже,значит и мышление и принципы,тоже разные.Смысл жизни_риторический вопрос,но он присутствует,а смыл наверное в нашем появлении в этот мир,,то чего мы хотим и что можем.Я не приемлю выражение яя не умею,потому что оно означает я не хочу.Так о чем можно говорить,о том,что человек может приспособиться и питаться ,как пиявка идеями другого человека,для некоторых -это тоже смысл жизни.Я знаю одно,как бы трудно и одиноко нам не было в этой жизни,мы не имеем право опускаться,надо жить,ненавижу слово выживать.А Лиз замечательный милый,добрый,непосредственный человечек,она живая настоящая.Она мысли и думает,переживает и страдает,любит и теряет.Это же хорошо,в том смысле,что она живая,живая,живет,и хочет жить.Все остальное настолько ничтожно,что даже иногда и не надо думать.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s